1910

Зыбкая грань справедливости

Отец, зарезавший наркоторговца, погубившего его дочь, посажен в тюрьму, а убийца зоозащитника отделался условным сроком.
Отец, зарезавший наркоторговца, погубившего его дочь, посажен в тюрьму, а убийца зоозащитника отделался условным сроком.

Шекспировские страсти бушуют не только на сцене, реальная жизнь порой преподносит сюжеты покруче. В ноябре социальные сети всколыхнули сообщения о двух судебных процессах над "народными мстителями" - так окрестили этих людей в Интернете.

В Красноярске вынесли приговор 58-летнему отцу, который зарезал негодяя, погубившего его единственную дочь. Молодая женщина, мать маленького ребёнка, скончалась от передозировки.

В день смерти дочери отец узнал от жильцов коммуналки, что наркотиками его дочь снабжал парень из комнаты напротив.

"Это он вашей дочери дурь продавал, и уже не в первый раз, - примерно такие слова ему говорили соседи. – Вчера она в ванной отключилась, дверь сломали, скорую помощь вызвали, врачи едва откачали. А сегодня мы не уследили, не смогли!"

Заявлять в полицию несчастный отец не стал, решил отомстить наркосбытчику сам. Ударил ножом только один раз, прямо в сердце. Полицейских вызвали соседи по дому. Картина была ужасной – два трупа и мужчина, сжимавший окровавленный нож.

Орден мстителю!

Отец погибшей девушки был явно не в себе, полицейские поначалу приняли его за сумасшедшего.

"Мужчина был задержан и подвергнут психиатрическому обследованию, - говорится в сообщении прокуратуры Красноярского края. – По результатам экспертизы суд решил, что отец-убийца не нуждается в принудительном лечении, а подлежит уголовной ответственности. С учетом фактических обстоятельств дела суд первой инстанции усмотрел возможность назначения осужденному наказания с применением статьи 64 УК РФ - ниже низшего предела, определив три года лишения свободы".

Но и такой мягкий приговор вызвал шквал негодующих комментариев в социальных сетях. Границы справедливости у их авторов очень зыбкие, скачут, словно волны в бурю:

"Орден такому отцу давать надо, а не тюремный срок!" - требуют самые горячие головы.

"Молодец, спас других такой ценой! Жаль, что срок не условный!" - пишут менее радикальные граждане.

"А если мы все обидчикам мстить начнём? Что тогда настанет?" - спрашивают авторов восторженных комментариев умудрённые жизнью люди. Их позиция мне гораздо ближе, поскольку хорошо знаю ответ на этот вопрос. Если наплевать на закон, хаос наступит, все кровью умоемся! 

Слабость сильного

Право самим судить и карать обидчиков - дьявольская ловушка для жаждущих справедливости душ. Как ещё одно доказательство этой проверенной веками истины - судебный процесс над убийцей зоозащитника из Перми.

Владимир Юрков, так зовут обвиняемого, решил "поучить" своего соседа-пенсионера. Старичок был очень добросердечный, пожалуй, даже чересчур  - так считали многие жильцы этого квартала. Дед построил возле бетонного забора убежище для бродячих собак, каждый день навещал своих питомцев, приносил еду.

"Зачем псарню развёл? У нас же дети!" - от таких вопросов испуганных мамочек пенсионер отмахивался. Мол, не бойтесь за малышей, добрые это собачки, никого не трогают. А то, что ходят пёсики гурьбой, так ничего страшного, просто до дверей провожают.

Ситуация накалялась день за днём. Однажды Владимир Юрков, изрядно выпив для храбрости, решил по-мужски поговорить на улице с соседом. А когда слова закончились, в ход пошли кулаки. Пенсионер был намного старше и слабее. От ударов Юркова старик рухнул, ударившись головой о бордюр. Травма оказалась смертельной: через неделю любитель собак скончался в больнице.

“Убивать я его не хотел!” – заявил на суде Юрков. И оправдывался – мол, ударил старика за то, что он своих собак распустил.

Приговор убийце зоозащитника оказался на удивление мягким – всего полтора года условно.

"Нет прямой причинно-следственной связи между ударом и причинением тяжкого вреда здоровью, от которого наступила смерть потерпевшего," – прокомментировал журналистам приговор помощник прокурора Индустриального района Перми Евгений Алыпов.

Родственники погибшего пенсионера и зоозащитники возмущены мягкостью приговора, требуют пересмотра дела. Я на их стороне, но не потому, что сам собачник – мой пёс лежит рядом, смотрит, как я пишу эти строчки.

Юрков учинил самосуд, и наказание за его преступление должно быть более строгим. Благой вроде мотив: он интересы всего дома, всего двора отстаивал, но ведь убил старика, хоть и не желал его смерти!

Хорошо понимаю гнев Юркова: собака, как ни крути, всё-таки источник повышенной опасности – особенно уличная. А погибший пенсионер привечал целую стаю, выгуливал без поводков и намордников. Юркову достаточно было жалобу в местные органы власти на соседа написать или просто позвонить. Но он взялся решить проблему сам – и стал убийцей.

Наверняка найдутся и люди, чьи симпатии на строне Юркова. Но сочувствия от меня он не дождётся. Месть и самосуд – дороги, которые ведут человека в ад.

Журналист
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх