61623

Секс на площади: уже можно?

Как стремление прославиться в соцсетях превращает людей в скотов.
Как стремление прославиться в соцсетях превращает людей в скотов.

Хотите публичного секса? Пожалуйста, нет проблем: самым обсуждаемым событием недели стал размещённый в соцсетях видеоролик из нижегородского ночного клуба. Тот самый, в котором парень и девушка совершают половой акт на танцполе, извините за каламбур.

Диск-жокей даже врубил музыку, подходящую случаю — вернее, случке. Действо происходило под песню "Изнасилуй меня" группы "Нирвана".

Реакция веселящейся публики была потрясающей: они дружно аплодировали потерявшей стыд парочке. А зрители, которые оказались поближе, вытащили свои смартфоны, стали снимать это отнюдь не домашнее порно. И тут же выложили его в Интернет, и видео мигом разлетелось по социальным сетям. Число лайков и комментариев к нему огромно. Пожалуй, даже известие о том, что Ксения Собчак собралась в президенты, расшевелило молодёжь куда меньше, чем ролик о сексе под "Нирвану".

Героев (точнее, антигероев) секс-видео вычислили буквально на другой день. Парень оказался слушателем Нижегородской академии МВД, теперь уже бывшим: начальство пообещало выгнать его за аморальное поведение.

Девушка нашлась сама: она выложила своё обращение по поводу случившегося в Интернет. "Я не одна виновата", — оправдывалась она. И даже искала сочувствия: "Я знаю, что я дурочка".

Оставим в покое бедную барышню, она, похоже, очень старается забыть этот позор.

Проблема даже не в ней, а в нас — в неудержимой страсти запечатлеть всё и вся, выложить клубничку в соцсети. Погоня за лайками становится похожей на эпидемию поражающей психику болезни, на тайфун, который рушит плотины морали.

Нравственный закон дал трещину.

Со студенческих лет помню слова философа Иммануила Канта о нравственности:

"Две вещи наполняют душу всегда новым и всё более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них, — это звёздное небо надо мной и моральный закон во мне" .

Плита на могиле Канта в Калининграде цела, а вот моральный закон в людях, похоже, дал новую трещину. Стремление к публичности (и к публикации) становится куда более важным для нас, чем сострадание и стыд — естественные чувства, отличающие нас от скотов.

Точку, от которой пошла эта трещина, знают все: это тоннель в Париже, где в 1997-м разбилась принцесса Диана. Фотографы, которые преследовали её, оказались на месте катастрофы в ту же секунду. И вместо того, чтобы попытаться оказать помощь, снимали окровавленную Диану и её друга Доди аль-Фейда. Они умирали под объективами камер, и их смерть потрясла мир.

Фотографов Жака Ланжевена, Кристиана Мартинеса и Фабрика Кассери отдали под суд, процесс продолжался долго. В 2003 году папарацци оправдали, их вины в том ДТП не нашли. Обвинять в посягательстве на частную жизнь фотографов тоже не стали, корреспонденты вправе снимать известных людей на улицах.

Я тоже не буду бросать камни во французских коллег, все журналисты гоняются за сенсациями.

Но в Беслане я своими глазами видел, как некоторые репортёры, забыв про свои фотоаппараты, бросались помогать бегущим из горящей школы раненым детям. Человеческий долг всё-таки оказался выше профессионального, фотограф не бессердечный штатив для камеры.

За последние десять лет журналистика изменилась, стала массовым явлением. Каждый, кто оказался в нужном месте в нужный час, может сделать снимок или видео, которые купят информагентства, которые взорвут социальные сети и одарят автора тысячами лайков и славой. Стоит случиться пожару или дорожной аварии, и вскоре место катастрофы окружает лес рук с вытянутыми мобильниками. Но, слава богу, находятся ещё люди, которые ведут себя иначе.

Байкер, наплевавший на лайки

53-летний Пол Ван-Хоф тоже журналист, минувшим летом он проехал на своём мотоцикле через всю Россию. Возле города Канска в Сибири голландский байкер стал свидетелем ДТП.

"Я увидел аварию с несколькими автомобилями, два из которых перевернулись на крышу, — написал он позже на своей страничке в соцсети. — Увидел парня, который смотрел прямо из окна машины. Его лицо было залито кровью.

Я припарковался, обтёр ему лицо салфетками. Я не знал, что ещё могу сделать. Вокруг никого не было. Я вытащил парня из машины, дал ему воды, постоянно говорил с ним. Парень мучился: у него вздулся живот, лицо было повреждено от удара. Вдруг я увидел в той же машине водителя, израненную молодую женщину, из её тела торчали кости. Я закричал, ведь это полное неуважение, в машине есть человек. Только после этого люди вокруг начали действовать, перестали снимать видео и стали помогать женщине выбраться, оказалось, что она ещё дышит. Скорая приехала примерно через 20 минут. Это было ужасно".

Байкер дождался медиков и уехал, не назвав своего имени. Полицейские нашли голландца позже, по номеру мотоцикла, чтобы передать благодарность от спасённых людей.

Пол даже удивился настигшей его славе. Ответил полицейским, что так должен поступать каждый нормальный человек.

Жаль, что в нижегородском ночном клубе рядом с той парочкой не оказалось людей, которые помнят моральные нормы, отличающие нас от скотов.

Есть бородатый анекдот, который, кажется, устарел окончательно: "Можно ли совершить половой акт на площади? Конечно, нельзя, советами замучают!" Теперь, похоже, советов не будет, все достанут мобильники.

Или всё-таки пока не все?

Журналист
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх