21631

Как Бандера побеждает День Победы

На Украине впервые в новейшей истории могут посадить ветерана за участие в Великой Отечественной.
На Украине впервые в новейшей истории могут посадить ветерана за участие в Великой Отечественной.
Фото: Sharij.net

В этом году накануне Дня Победы украинский портал "Историческая правда" сообщил о том, что Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело против 94-летнего ветерана Великой Отечественной войны за то, что тот в 1952 году ликвидировал члена Организации украинских националистов (ОУН) и Украинской повстанческой армии (УПА). Как следует из опубликованной копии документа из надзорного ведомства, дело было возбуждено по статье "Умышленное убийство". Подозреваемый - бывший офицер МГБ Борис Стекляр, который в 1952 году руководил операцией по поиску и уничтожению подпольного члена Волынского краевого провода ОУН Нила Хасевича и лично бросил гранату в бункер, где укрывались Хасевич и другие бойцы ОУН.

Как это понимать? Одному мне кажется, что это уже за гранью?

Похоже, что Украина решила полностью откреститься от наследия УССР, для чего полным ходом идет атака на те сакральные символы, которые объединяли некогда единый советский народ, которые, собственно, делали тем самым народом, казалось бы, причудливое сочетание племен, вместе строившее первое в мире государство рабочих и крестьян, вместе совершивших подвиг победы над фашизмом, вместе первыми запустивших человека в космос.

Казалось бы, с завоеваниями социализма в большинстве бывших братских республик давно покончено, интернационализм и дружба народов тоже не в чести: где-то изначально, как в Прибалтике, где-то со временем, как на той же Украине. История тихой сапой переписывалась все прошедшие с распада СССР четверть века, в каждой республике в нее вписывали собственных героев, которые никак не соответствовали образу героя в советской историографии, а тех самых общесоветских героев вычеркивали. Даже что касается полета Гагарина — и тут постарались вымарать — недавно на Украине предложили отмечать День космонавтики не в честь полета Гагарина 12 апреля 1961 года, а в честь полета первого и единственного пока космонавта - гражданина Украины Леонида Каденюка в 1997 году.


Фото: соцсети

Несмотря на то, что День космонавтики всем миром отмечается 12 апреля и никому в голову не приходит оспаривать первенство Гагарина в космосе. К счастью, до этого пока не додумались и в Институте национальной памяти, который печально знаменит своими откровенно шизофреническими псевдоисторическими "перлами". Все же "древние укры", которые "выкопали Черное море", — это пока что продукт для внутренней аудитории, причем скорее для юных мозгов, взрослые, понятно, в эту чушь не поверят, не говоря уже об иностранцах. Впрочем, я не удивлюсь, если через какое-то время украинская история начнет утверждать, что первым космонавтом был именно украинец, могут найти украинские корни у самого Гагарина (некоторые "историки" уже нашли, пока это, правда, воспринимается как прикол, но ключевое слово тут — "пока").

Но бог с ним, с Гагариным. Многие могут и вовсе не знать истории космонавтики, это уже неудивительно для всего постсоветского пространства, старательно создающего собственные "пантеоны славы". Есть темы, гораздо более болезненные для всех, которые так или иначе коснулись практически каждого из нас. Я, разумеется, о теме Великой Отечественной войны — ведь не было такой семьи в СССР, которую бы не коснулась война.

Казалось бы, это святое. Бог с ним, с коммунизмом, бог с ней, с "российской оккупацией" — кто тут будет спорить, что фашизм – это абсолютное зло? Тем более что некоторые республики живо испытали на себе ужасы оккупации, казалось бы, Победа должна оставаться едва ли не единственным объединяющим символом.


Фото: rusvesna.su

Но нет. Декоммунизация — так по полной, чтобы вообще ничего с Россией не связывало — ни в современной истории, ни в советской, ни в дореволюционной — ни в какой! Тем более что это была победа: а) России (в общем понимании — Востока над Западом); б) коммунизма (в общем понимании, социализма над агрессивным империализмом), то есть всего того, что так ненавидят молодые "демократии", не так давно освободившиеся от советско-российского ига. Тем более что новые герои новых государств зачастую во время войны активно сотрудничали с гитлеровцами, надеясь, что те помогут им построить независимое государство, за которое они якобы боролись.

В общем, таковых стран, которые подверглись оккупации ввиду географического нахождения на западе СССР и в которых, разумеется, были свои коллаборационисты (разумеется, были они в России, увы, и мы не стали исключением, разница в том, что Россия своих коллаборационистов не реабилитировала даже в огульную эпоху "развенчания коммунистических мифов" в конце 80-х начале 90-х) шесть, не считая России и части Закавказья. Это Молдавия, Украина, Белоруссия и три страны Прибалтики.

Последние три свою декоммунизацию начали с самого начала и с почти коммунистическим размахом. Вся советская история была объявлена периодом оккупации, русскоязычное население было фактически вытолкнуто на политическую обочину за счет создания режима апартеида, русский язык оказался едва ли не под запретом (впрочем, почему "едва ли", когда мэра латвийской столицы штрафуют за общение на русском с русскоязычными жителями). Те, кто, согласно новой историографии, попал в разряд "палачей борцов за независимость", моментально попали под репрессивный каток.


Фото: соцсети

В первую очередь это коснулось, разумеется, тех, кто боролся против тогда еще сепаратистов в новейшей истории — бойцов рижского и вильнюсского ОМОНа. Судей новоиспеченных "демократий" совершенно не смутило, что эти люди, будучи военнослужащими СССР, исполняли свой долг по защите СССР от сепаратистов (а на момент совершения "преступлений" омоновцами любые "государственные" органы прибалтийских республик, не согласованные с Москвой, были именно сепаратистскими, ведь ни одна страна мира до осени 1991 года независимость этих, как сейчас модно говорить, самопровозглашенных республик не признала). Судили их за нарушение тогда еще несуществующего законодательства этих несуществующих государств.

Надо отметить, что власти стран Балтии тут отличились последовательностью. Преследования участников тех событий продолжаются до сих пор, и сроки они получают нешуточные, как и те, кто, например, отрицает тот факт, что литовские сепаратисты сами спровоцировали бойню у вильнюсского телецентра в январе 1991-го, стреляя в спины своим же. Еще бы — эти люди опасны тем, что могут рассказать правду, ставящую под сомнение саму легитимность этих государств.

Видимо, вторую по значимости опасность для республик представляют ветераны Великой Отечественной войны. Они, понятное дело, ничего того, чего никто не знает, рассказать не могут, но самим своим существованием на свободе подрывают миф о "советской оккупации". Мол, как так, факт оккупации признан, осужден, а виновные в оккупации — на свободе.

Понятное дело, что если быть последовательными, то нужно было бы посадить или как минимум люстрировать (то есть вытолкнуть на обочину политической и общественной жизни) всех, кто помогал "оккупантам", то есть работал в госорганах и состоял в "оккупационных" организациях. Правда, в первом случае пришлось бы люстрировать половину прибалтийской элиты, включая всех борцунов за независимость, а во втором — вообще всех, кто родился до начала 90-х, – за то, что состояли хотя бы в октябрятах. Понятно, что на такое никто бы не пошел, и отыгрываться стали на наименее защищенном классе людей — на стариках.


Фото: petrogazeta.ru

Переписывание истории Второй мировой началось в Прибалтике, повторю, сразу после обретения независимости и крайне рьяно. Коллаборационисты были объявлены героями, а герои войны — "оккупантами". Первые, включая тех, кто воевал в легионах СС (осужденной всем миром в Нюрнберге организации), получили не только признание, на которое они уже и не надеялись, но и возможность свободно ходить со своими орденами и символикой, всякие разные льготы и т.д. Последним же было запрещено даже медали надевать, ведь на них изображена запрещенная советская символика. Марши легионеров, постоянные стычки ультраправых и антифашистов, сносы памятников – вот уже более четверти века для стран Балтии стали повседневной реальностью.

Пожалуй, нигде в мире борьба с советской историей не принимала таких масштабов и таких форм. Это при том, что практически все постсоветские страны и бывшие страны соцлагеря с той или иной степенью усердия пытались переписывать историю, но до маршей легионеров СС и осуждения ветеранов борьбы с фашизмом до недавнего времени, кроме Прибалтики, не докатывался никто. Для Европы это все же за гранью.

А вот для Прибалтики стало печальной статистикой. Пожалуй, одним из самых известных дел против советских солдат стало дело партизана Василия Кононова, которого в 1998 году привлекли за убийство в 1944-м девяти жителей латгальского села Малые Баты за сотрудничество с немцами (среди которых было три женщины, одна из них беременная).


Фото: ТАСС

В 2000 году Рижский окружной суд приговорил его к шести годам лишения свободы "за геноцид, преступления против человечности", но после обжалования приговора в апреле 2001 года Верховный суд Латвии освободил Кононова из-под стражи и направил дело на доследование. В октябре 2003 года Латгальский окружной суд снял с Кононова обвинения в военных преступлениях, но признал виновным в бандитизме, постановив, что убийство мужчин может считаться необходимым и справедливым по военным меркам, но, дескать, для убийства женщин никаких оснований не было. Однако прокуратура опротестовала это решение и на возобновившемся процессе затребовала 12 лет для подсудимого. В 2004 году Верховный суд Латвии признал Кононова виновным в военных преступлениях, но тут же освободил его в зале суда, так как тот уже отбыл назначенное ему наказание — год и восемь месяцев.

Отметим, что Кононов даже опротестовал приговор в Европейском суде по правам человека в Страсбурге. В итоге в 2008 году палата ЕСПЧ вынесла решение о неправомочности уголовного преследования Василия Кононова. Однако в январе 2009-го Латвия обжаловала решение Страсбургского суда. В итоге Большая палата ЕСПЧ оставила вердикт латвийского суда в силе, отменив прежнее решение Палаты ЕСПЧ, сочтя, что Кононов совершил военные преступления, которые не имеют срока давности.

Более гуманно ЕСПЧ обошелся с осужденным в 2000 году на пять лет в Латвии за участие в депортациях Михаилом Фарбтухом. По решению ЕСПЧ о жестоком обращении, выразившемся в несоответствии условий заключения возрасту и состоянию здоровья заключенного, он был освобожден условно-досрочно весной 2002 года.


Фото: ТАСС

Фарбтуху и Кононову повезло. Последний и вовсе, благодаря широкой раскрутке своего дела в России, быстро стал медийным персонажем, символом некоторых ультра-патриотических организаций, которые регулярно устраивали акции прямого действия против Латвии под лозунгом "За наших стариков уши отрежем!". Вскоре на него обратило внимание и российское государство. Ему даже предоставили российское гражданство, однако он хоть и отказался от латышского, упорно не желал переезжать в Россию, где стал героем, и умер в итоге в Риге. Когда он умер, российские лидеры выразили соболезнования его родным и близким.

Некоторым другим повезло гораздо меньше. Они умерли, не дождавшись приговора. Или отбывая наказание. Их имена не стали достоянием широкой общественности, как имя Кононова.

Так, обвиненный в 2007-м в организации и участии в депортации жителей острова Хийумаа в марте 1949 года 88-летний первый Герой Советского Союза-эстонец Арнольд Мери умер два года спустя, так и не дождавшись суда. А вот один из руководителей НКВД Латвийской ССР Альфонс Новис, арестованный в 1994-м в возрасте 86 лет и осужденный пожизненно в 1995-м, умер в заключении уже через год. В 1997 году в Латвии покончил жизнь самоубийством в тюремной больнице Соломон Мурин, обвиненный в геноциде бывший руководитель антивоенной секции даугавпилсского союза коммунистической молодежи, которого в 1935 году уже приговаривали к смертной казни за коммунистическую деятельность тогдашние власти Латвии.

В ноябре 1999 года в Латвии было возбуждено уголовное дело против бывшего майора КГБ СССР и фронтовика 85-летнего Василия Кирсанова по обвинению в геноциде латышского народа и преступлениях против человечества. Он был арестован, но, не дождавшись суда, умер через несколько недель после взятия под стражу.

В 2002 году в Таллине приговорен к 8 годам лишения свободы с трехлетним испытательным сроком за преступления против человечности ветеран Юрий Карпов. 13 октября 2003 года умер, не дождавшись суда, экс-сотрудник КГБ Трофим Якушонок, также обвиненный в геноциде латышского народа.


Фото: соцсети

В 1999 году в Эстонии Ляэнеский уездный суд признал виновным в причастности к депортациям бывшего оперативного уполномоченного Ляэнемааского отдела МГБ ЭССР 78-летнего Йоханнеса Клаассеппа и приговорил к восьми годам условно с двухгодичным испытательным сроком.

Это лишь небольшой список жертв прибалтийского "правосудия", подборка наиболее вопиющих случаев.

Прошу обратить внимание, что Европа, которая решительно осуждает нацизм во всех его проявлениях, Европа, где главную скрипку играет Германия, которая до сих пор при каждом случае и без публично посыпает голову пеплом и кается в преступлениях Гитлера, — в большинстве случаев просто закрывала глаза на творящийся беспредел в отношении ветеранов в Прибалтике, а зачастую хваленый ЕСПЧ, ставший в России иконой либерализма, даже содействовал этому беспределу.

В чем "секрет"? Он прост: как бы европейцам ни было всё это неприятно, прибалтийские карлики стали для них "своими сукиными детьми". Им позволено если не все, то многое. Особенно, если они отлично справляются с ролью Моськи, постоянно лающей на Россию. Можно и отвернуться, стыдливо укрывшись перчаткой.

Кто-то сомневается, что люди, которые собственными руками организовали "Майдан" на Украине, привели к власти всех этих идейных наследников коллаборационистов, сделали реальностью инициативы Вятровичей, которые любому цивилизованному человеку обязаны казаться средневековой дикостью — что они осудят Украину, что бы та ни выкинула? Ведь такое осуждение будет признанием собственной как минимум ошибки в 2014-м. На такое Запад не пойдет никогда, иначе рухнет вся столь старательно выстроенная русофобская мифология.


Фото: 29palms.ru

Да, все эти годы они выстраивали на Украине то, что достаточно быстро получилось сделать в Прибалтике. На это, конечно, ушло намного больше времени — почти четверть века, но результат-то один. Просто в братской славянской Украине, чья история с самого ее начала была тесно связана с Россией, которая стала колыбелью русскости, не так просто было сразу взять и насадить оголтелую русофобию.

Это делалось постепенно. Сначала потребовалось внушить жителям Украины, что они будут жить лучше в отдельном от России государстве, что было успешно осуществлено президентом Кравчуком еще в 1991-м, когда большинство жителей республики под влиянием пропаганды проголосовало за независимость.

Затем жителям Украины внушили, что они не русские и никогда ими не были, что было успешно осуществлено за почти десять лет правления Кучмы. Затем, после "оранжевой революции", пока еще робкими шажками, но начала продавливаться теория, согласно которой Россия всегда была врагом Украины, именно при Ющенко начали насаждать миф о голодоморе, героизировать Бандеру и УПА.

При Януковиче процесс лишь слегка замедлился, хотя он продолжался, несмотря на миф о "пророссийскости" четвертого президента Украины. Да, именно при Януковиче, возомнившем, что нацисты станут ему идеальным спарринг-партнером на выборах, началось откровенное заигрывание с бандеровцами, которые впервые в истории попали в парламент, — такого не было даже при яром русофобе Ющенко.

Но чем дольше сдерживается движение, тем сильнее потом будет инерция. Так и произошло после Евромайдана, когда двигатель русофобии заработал на Украине в полную мощь, за три года нагнав Прибалтику и компенсируя упущенные за 25 лет до того "достижения" русофобской мысли.


фото: khaos.su

Вообще, странно, что потребовалось три года при таких темпах. Факельные шествия, марши коллаборационистов, переписывание учебников истории, запрет советской символики, попустительство нацистским молодчикам, срывающим георгиевские ленты с детей и стариков, рано или поздно должны были привести к запрету празднования Дня Победы и судилища над ветеранами.

Для чего это делается? Ну, чтобы получить дополнительный повод для обвинений против России. А заодно и повод для окончательного запрета самого термина "Великая Отечественная война" и праздника 9 Мая.

Кстати, по поводу запрета Дня Победы. В апреле в "Известиях" вышел материал, в котором, со ссылкой на все тот же Институт национальной памяти, сообщалось о подготовке отмены праздничного дня 9 Мая. Там давно планировали лишить 9 Мая статуса выходного дня, оставив праздником, но с формулировкой — "День победы над нацизмом во Второй мировой войне". Из наименования праздника удаляется понятие "Великая Отечественная война", а слово "Победа" пишется с маленькой буквы.

Сообщалось, что соответствующий закон просто не успели принять до 9 мая, но Вятрович заверил, что это обязательно сделают в ближайшее время, в чем, учитывая ту скорость, с которой на Украине проходят всякие антисоветские и антироссийские инициативы, можно не сомневаться. Таким образом, нынешний День Победы окажется последним в новейшей истории Украины.

Не будет больше той последней отдушины, которая была у нормальных украинцев, когда они могли выйти на улицу с портретом погибшего в боях Великой Отечественной предка на акцию "Бессмертный полк", когда ветераны могли едва ли не раз в году спокойно выйти со своими медалями.


Фото: ukraina.ru

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день. Впрочем, как мы знаем из истории, Юрьев день в России был эдаким "окошком возможностей", которое с каждым разом все сужалось, пока не закрылось окончательно. Так и на Украине в последние годы все меньше возможностей было нормально отпраздновать 9 мая. Еще в 2011-м при Януковиче (вот вам и "пророссийский президент") Конституционный суд заявил о несоответствии Основному закону использование копий знамени Победы наравне с государственным флагом. После "Майдана" знамя Победы и вовсе запретили как коммунистическую символику, наряду с георгиевскими ленточками. А тех, кто их носил, даже в День Победы, — били, срывали ленточки. Не гнушались поднять руку на детей и ветеранов, а полиция просто не вмешивалась.

Скажете, но ведь это не позиция государства, это беспредел фашиствующих молодчиков? Поверьте, скоро за ордена СССР, знамя Победы и "колорадскую" ленточку начнут официально сажать. Как и за участие во Второй мировой на стороне СССР. Прецедент уже готов.

Остается один вопрос, может ли Россия что-то этому противопоставить? Нет, можно, конечно, помочь вытащить из лап нацистского судилища отдельно взятого Стеклояра и еще кого-то, всячески помогать, поддерживать материально и информационно, как делали это в Прибалтике. Но как остановить волну нацистского безумия, которая все больше и больше захлестывает Украину? Особенно на фоне полного попустительства Запада, где также не первый год занимаются переписыванием истории Второй мировой войны, стараясь если не вычеркнуть из нее роль СССР, то хотя бы предельно уменьшить — до роли ОДНОЙ ИЗ держав-победительниц, которая помогла США, Англии и Франции одолеть Гитлера, при том, что сама представляла из себя не менее страшный "людоедский" тоталитарный режим, который убивал и насиловал собственных граждан, а заодно и несчастных немцев и граждан других стран по мере наступления на запад.

Собственно говоря, Москва уже не первый год бьет тревогу, пытаясь достучаться до Европы, объяснить, что ревизия истории чревата повторением тех страшных событий. Реакции, как и следовало ожидать, ноль.


Фото: соцсети

Впрочем, лично меня больше заботит судьба братского народа Украины, который стал главной жертвой в этом чудовищном эксперименте по стиранию исторической памяти в XXI веке. Что тут можно изменить?

Первой (и единственной на сегодняшний день) попыткой спасти Украину и были те самые яростно критикуемые жителями Донбасса Минские соглашения, которые, по сути, подразумевали не только федерализацию, но и мирную денацификацию Украины, ведь в этом случае представители Донбасса не только разбавили бы стопроцентно нацистскую властную верхушку, но и сделали бы невозможной дальнейшее насаждение национализма и русофобии по всей стране, мечта Запада о превращении Украины в один огромный агрессивный русофобский форпост рухнула бы.

Но, видимо, авторы этой затеи не просчитали одного: с нацизмом договориться невозможно. Им не нужен компромисс, им нужно всё или ничего. Эти люди существуют в совершенно иной системе координат, где добро и зло переставлены местами. И с каждой новой выходкой Киева я все больше в этом убеждаюсь. Увы, вопрос нацизма решается только одним способом.

Вы всё еще не верите в это и надеетесь договориться? Ну-ну, надейтесь…

Ну а пока политики продолжают надеяться, убежден, что простые украинцы не сдадутся просто так. Многие считали, что та же Одесса после 2 мая побеждена и сломлена, но это оказалось не так, одесситы показали это 10 апреля этого года, когда во время празднования 73-й годовщины освобождения города от нацистов на Аллее славы произошли столкновения жителей города с правыми радикалами.


Фото: ТАСС

Кстати, в ответ на это один из нацистских лидеров, "фюрер" "Азова" Андрей Билецкий заявил, что "если полиция продолжит потакать антиукраинскому движению, в Украине начнется гражданское противостояние". Это можно расценивать как обещание сорвать даже последнее официальное празднование Дня Победы в Одессе.

Только ли в Одессе? Вчера стало известно, что в Мариуполе полиция была поднята по тревоге для профилактических мероприятий из-за угрозы дестабилизации обстановки в городе. Что это за угроза? Не к 9-му ли мая они готовятся? Для Мариуполя 9 Мая это вообще особенный день. Три года назад в этот день в городе шли настоящие бои, каратели штурмовали здание местной милиции, перешедшей на сторону народа, кроме того, украинскими военными были убиты порядка 20 участников мирной демонстрации. Мариуполь не забыл… Так что не зря они боятся.

И да, я еще не завидую тем судьям, которым достанется дело Стеклояра. Рассудить по совести они не могут — люди подневольные. А засудить ветерана, как того требуют власти… Ну… Помните в Латвии был такой судья Янис Лаукрозе? Вести дела ветеранов ему, правда, не довелось (а мог бы, и можно не сомневаться в приговоре, зная характер этого "судьи"), зато отметился приговорами бывшим омоновцам (Сергею Парфенову он "влепил" 4 года), а также российским нацболам, захватившим в 2000-м башню церкви Святого Петра в Риге как раз в знак протеста против преследования ветеранов. Последним он "отсыпал" аж по 15 лет за… терроризм. В итоге в 2001-м получил от неизвестного "народного мстителя", как у нас говорят, "заслуженную пулю". Убийство не раскрыто до сих пор. Делайте выводы, господа нацисты…

Как говорил незабвенный Виктор Янукович, "я вам не завидую, остальное додумайте сами!".

Политолог
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх